Нефтехимик
Обзор прессы

Он разрывал ФНЛ с «Сочи», пропустил два года из-за травмы, но вернулся в футбол

Максим Барсов в сезоне 2018/19 стал лучшим бомбардиром ФНЛ и помог «Сочи» выйти в РПЛ. Перед ним открывались отличные перспективы, но в мае 2019-го футболист получил разрыв крестообразной связки. Это травма мучила его два года. Кто-то в этой ситуации впал бы в отчаяние, но Барсов не сдался и прошёл длительную реабилитацию. С сентября он выступает за «Нефтехимик».

В интервью «БИЗНЕС Online» 29-летний нападающий объяснил, почему в Нижнекамске испытывает проблемы с результативностью, сказал комплименты в адрес Кристиана Нобоа и вспомнил о суровых временах в КАМАЗе.

«Когда шёл в «Нефтехимик», разговор шёл о стыковых матчах»

– Максим, зимой клуб покинули Мераби Уридия и Максим Ширяев, причём какое-то время они находились в подвешенном состоянии. Как на команду влияла эта неопределённость?

– Лично на меня никак не влияла, это же обычная футбольная история. Уридия казанец, «Рубин» его первый клуб и у него было желание туда перейти. Можно только порадоваться, что ребята перешли туда, куда хотели. С Максом мы по-прежнему на связи.

– Уридия был вашим партнёром в атаке, от его ухода команда ослабла. Вам Кирилл Новиков выделил особую роль в атаке?

– Нет. Янушковский, Барсов, Базелюк, Котик – мы все равны и играет тот, кто лучше.

– Как «Нефтехимик» вышел на вас с предложением контракта?

– Мне позвонил Кирилл Александрович. Мы с ним побеседовали о моей роли в команде и принципах игры. Подумал, что для меня этот вариант наилучший из всех – здесь я получу игровое время, чего так хотел. У меня был ещё год контракта с «Сочи», но для меня было важно, чтобы я мог выходить на поле.

Максим Барсов, фото: fcnh.ru

– Были ещё какие-то варианты, помимо «Нефтехимика»? 

– Были, но от них была конкретная заинтересованность, а не разговоры. Диалог напрямую с главным тренером всегда играет важную роль при принятии решения.

– Вы уже были знакомы с Новиковым до перехода в «Нефтехимик»?

– Мы пересекались в петербургском «Динамо». Я играл за основную команду, а он тогда тренировал «Динамо-2». Оттуда он знает о моих способностях

– Когда вас пригласили в «Нефтехимик», какие задачи стояли перед командой?

– Тогда разговор шёл о борьбе за стыковые матчи. На стадии обсуждения я спрашивал о целях команды. Несмотря на всякие разговоры о «Рубине» и товариществе татарстанских команд, ответ был дан сразу, что никто палки в колеса вставлять не будет, если будет идти борьба за стыки между «Рубином», КАМАЗом и «Нефтехимиком» – всё по спортивному принципу. Всегда хочется играть в команде, у которой есть задачи.

– Пока получается совсем не так, «Нефтехимик» крепко засел в середине турнирной таблицы.

– Мы и сами не рады этой ситуации. Есть внутренняя мотивация: забивать, побеждать, становится лучше. Чтобы выбраться из этого положения нужно больше работать над собой и продолжать тренироваться, верить в свои силы. Я уверен, что изменим ситуацию в лучшую сторону.

– «Нефтехимик» может отобрать очки у лидера, но проиграть аутсайдеру. С чем вязана такая нестабильность?

– У нас играют молодые ребята, в целом команда молодая, поэтому не хватает стабильности. Я бы даже сказал сыгранности. Почему мы мало пропускали? Наши защитники выступали друг с другом не один сезон, понимали друг друга на поле с полуслова. В полузащите и атаке мы ещё в процессе выстраивания взаимосвязей. Надо прибавлять в этом. Играть с позиции силы, чтобы когда выходишь на поле ты знал,  что будешь делать и что непременно будет результат. Выйдем – и обязательно забьём. Пока такой уверенности у нас нет. Один матч играем хорошо, какой-то матч не очень получается и уже неуверенность появляется.

«Перед каждой операцией думал – ну, это точно последняя»

– У вас были травмы, из-за которых вы пропустили более 600 дней…

– Травма была одна. На предыгровой тренировке в воздухе потянулся к мячу и при приземлении почувствовал, как колено ушло в сторону. Разрыв крестообразной связки. Потом была сделана операция, но со временем боль не проходила, колено отекло. Была сделана ещё одна операция, но через 9 месяцев прогресса в восстановлении не было. Сделали снимок – на нём колено в порядке, но доктор Кугат сказал, что связка, которую мне поставили, растягивается в два с половиной раза больше, чем на другой ноге. Получается, связка есть, но не выполняет свои функции. Потом ещё две операции… Было очень долгое восстановление – теперь я многое об этом знаю. Люди звонят, спрашивают и обращаются за советом – я всегда помогу.

– Понятно, что травма сделала вас морально сильным, но развитие затормозилась?

– Перед каждой операцией я думал – ну, это точно последняя, а потом снова осложнения… В любом случае профессиональный рост это остановило, потому что я пропустил очень много. На тот момент, когда получил травму – был в хорошей форме, уверен в себе, а после травмы приходилось начинать всё сначала. Первые разы возвращаться на поле было очень тяжело. Было трудно полгода-год когда работаешь в общей группе. Это и физические нагрузки, и ногу разрабатывать пришлось, футбольные качества нужно было возвращать. Сейчас уже и не вспоминаю об этом.

Фото: pfcsochi.ru

– После такой травмы пришлось заново учиться ходить? 

– Да. В моём случае было полное атрофирование мышц ноги, пришлось заново закачивать, так скажем. Понимал, как правильно стопу ставить, как бить, просто это надо было отработать, чтобы нога вспомнила.

– А как клуб помогает при травмах?

– В хороших командах происходит так, что команда всё берёт на себя. На тот момент, когда у меня случилась травма, «Сочи» рос от маленького клуба к большому, не было многих нюансов, таких как реабилитационный центр, например. Приходилось вместе со спортивным директором искать варианты, где лечиться.

– Для вас был пример футболиста или человека, который прошёл через такие же трудности? 

– Нет. Мне хотелось доказать себе и всем, что после такой травмы можно вернуться на высокий уровень.

– У вас это получилось. 

– Помимо «Нефтехимика» и «Балтики», я ещё год отыграл в «Сочи», получил серебряную медаль, поиграл в Лиге конференций и РПЛ. Себе я всё доказал.

– Чем бы занимались, если бы не удалось вернуться в футбол?

– Большинство футболистов заканчивали физкультурный институт по специальности тренер. Я не исключение. На данный момент не решил, кем хочу быть после карьеры. Но возраст заставляет об этом задумываться. Конкретики пока нет.

– По профессии вы детский тренер или есть какая-то категория?

– Пока я никакой тренер. (Смеётся) А так это общая специальность, но чтобы стать тренером взрослой команды, естественно, нужно отучиться на категории.

«Это первая команда, где настолько тяжело даются голы»

– В «Сочи» вы забили 19 мячей за сезон ФНЛ, а в «Нефтехимике» пока всего 1 забитый мяч. С чем связаны проблемы с результативностью?

– В «Сочи» мы играли с позиции силы. Я знал, что он у меня точно будет один-два момента в матче и я должен их реализовывать. А сейчас даже тяжело с тем, чтобы этот момент был создан. В моей карьере это первая команда, где настолько тяжело даются голы. Даже моменты. Не снимаю с себя вины, но до «Нефтехимика» у меня было мало игровой практики, плюс у нас искусственное покрытие – это тоже влияет, раньше я выступал на натуральном газоне. Первый месяц-полтора я к полю привыкал.

– А как только привыкли – пошли огороды на полях соперников?

– Перед зимой, когда уже холодно, поля убитые – игра начинается от печки. Девизом команд становится: главное на ноль сзади, а впереди что-нибудь забить. Вот так и прошла первая часть сезона.

– Как работать над реализацией? 

– Нужно больше практики – наносить удары из игровых ситуаций на тренировке. Для принятия решения у тебя секунда и нужно довести свою форму до такого состояния, чтобы машинально завершать, потому что из этой ситуации ты бил на тренировке 1000 раз.

– Выходит, что тренируешь моменты, забиваешь 200 раз из 200 на тренировке, но приезжаешь в Тольятти, где выпадает 5 см снега и то, что тренировал – не работает.

– Поэтому она и лучшая лига мира! (Смеётся) На самом деле здесь тяжёлые условия, много нефутбольных факторов вокруг матча: погода, перелёты, поля. Сейчас ещё более-менее есть недельные циклы восстановления. Я успел застать времена с тройниками, когда летишь в Хабаровск, перестраиваешься под часовой пояс, потом летишь обратно. Время на восстановление или отрабатывание чего-либо нет.

Фото: fcakron.ru

– Не лучше ли постоянно играть, чем тренироваться?

– Усталость копиться, когда постоянно играешь, в разъездах. Ближе к концу турнира у тебя так или иначе возникают мысли, что хочется домой, отдохнуть после еженедельных поездок. Но грех жаловаться. Это наше любимое дело, наша работа. Такие издержки.

– Вы играли в «Балтике» при Игнашевиче в весенней части прошлого сезона. Насколько «Балтика» изменилась в этом сезоне в игровом плане?

– Очень высококачественные футболисты, плюс костяк команды вместе давно играет. Они стали подбирать футболистов под их конкретный футбол, больше силовой вертикальной борьбы. Если есть результат – правильно делают.

«Нобоа – мастер. Меньше бежит, но делает умные вещи»

– «Сочи» создали на базе команды «Динамо» из Санкт-Петербурга – просто клуб стал выступать в другом городе под другим названием. Что руководство говорило игрокам, объясняя эту ситуацию?

– Месяц вокруг нас ходили слухи. Мы тоже задавались вопросом: «Как мы уедем?». У всех ведь семьи. Любой мог сказать, что я не хочу – у многих контракты подходили к концу. Но в 90% случаев все были только рады переехать в Сочи. Не Владивосток всё-таки, при всём уважении.

– Как-то дополнительно руководство мотивировало? Премии выписали?

– Такого не было, у нас был скромный бюджет. Так что финансово ничего не изменилось. У нас хороший состав, сплоченный костяк и мы с ним вышли в РПЛ.

– Вы были лучшим бомбардиром «Сочи». Отмечал ли вас владелец Борис Ротенберг, лично поздравлял?

– Он в принципе очень мало появлялся в клубе. Но когда у него появилось больше свободного времени – больше уделял внимания. Он мне звонил, когда я получил травму. Говорил о помощи клуба, поддержал.

– Сейчас следите за командой?

– Конечно. В «Сочи» я играл пять лет, дошёл до РПЛ – для меня это родная команда, как и «Локомотив», где я вырос.

– Вы выступали вместе с Кристианом Нобоа, который в 38 лет держит высокую планку выступлений. В чём его феномен, что он в такой в форме несмотря на возраст?

– Он просто мастер. За счёт опыта, техники продолжает оставаться на уровне. Где-то меньше бежит, но за счёт своей головы делает умные вещи. Его видение поля, техника обращения с мячом – высочайший уровень. Будь младше лет на 10, играл бы в большом клубе из топ-5 чемпионатов.

Кристиан Нобоа / фото: pfcsochi.ru

– Игроку центра поля проще играть до 38, чем нападающему?

– Сложный вопрос, есть Ибрагимович который и в 41 на высоком уровне. Всё зависит от травм и мотивации. С другой стороны, в центре нужно давать большой объем работы.

«В КАМАЗе окунулся в суровую реальность»

– В Нижнекамске уже освоились?

– Тяжело сказать, что освоился. Я как раз переехал в Нижнекамск в осенне-зимний период, когда вокруг серость. Сейчас уже привык, хотя и тогда знал, к чему готовится – был в Нижнекамске лет девять назад. Освоение было больше к команде, требованиям от тренера.

– Многие футболисты из небольших городов живут в Москве, а в город возвращаются на цикл тренировок, игры. Вы к какому типу относитесь?

– Когда выезды через Москву, могу там остановиться на пару дней. Но всё остальное время провожу в Нижнекамске, полноценно живу тут.

– Можете посоветовать, чем заняться в Нижнекамске в свободное время?

– Сидеть дома и смотреть хорошие сериалы! (Смеётся) Мы с женой так и проводим свободное время, на самом деле.

– Какие сериалы можете посоветовать?

– В целом мне нравятся какие-нибудь расследования, из последнего понравился сериал «Эхо-3». Шантарам хороший сериал, снятый по книге. Из комедийного могу отметить «Теда Лассо».

– Как раз у «Теда Лассо» вышел третий сезон не так давно.

– Пока не смотрю, хочу дождаться, пока выйдут все серии, так что без спойлеров!

– А на хоккейный «Нефтехимик» не ходили?

– Два раза ходил на матчи с «Ак Барсом». Один в регулярке, а другой в плей-офф. В первый раз нас пригласил хоккейный «Нефтехимик», а потом уже было моей инициативой сходить. Понравилась атмосфера: арена небольшая, классный антураж.

– До этого на хоккее не были?

– В городах, где я выступал, всегда были хоккейные клубы. В Питере это «Динамо» и СКА, в Сочи – одноименная команда. Так что бывал на матчах, но не скажу, что часто. Ярым болельщиком бы себя не назвал. Слежу за Александром Овечкиным из «Вашингтона», очень хочу чтобы он побил рекорд Уэйна Грецки. Глобально не слежу за хоккеем, даже любимой команды нет.

– А в футболе какой любимый клуб?

– Я болею за лондоский «Арсенал» ещё с времён, когда там выступал Тьерри Анри. Был в восторге от его игры, ударов… Даже когда он ушёл в «Барселону» продолжил смотреть за его выступлениями.

– Как и «Рубин», «Нефтехимик» делит зрителей между хоккеем и футболом. В Нижнекамске с посещаемостью не очень хорошо – одна из самых низких в лиге… 

– Да, возможно, не так много болельщиков как хотелось бы. Зато они неравнодушные, все свои, создают домашнюю атмосферу. Болеют за «Нефтехимик»  хоккейный и футбольный. С «Рубином» в Нижнекамске я не играл, но ребята говорят, что тогда была классная атмосфера на трибунах, приехало много фанатов из Казани и был полный стадион.

– Судя по вашей карьере, вы тесно связаны с Татарстаном. Поиграли в КАМАЗе, сегодня в Нижнекамске. Первый хет-трик в карьере – «Рубину». Чем запомнилось время в Челнах? 

– В КАМАЗе был очень тяжёлый год. Можно сказать, окунулся в суровую реальность в Челнах. Приехал туда молодым парнем и столкнулся с тем, что не платили зарплату, бойкотировали тренировки и на игры иногда выходили вообще не тренируясь. Футбола тогда было мало и весь разговор больше шёл о выживании клуба в прямом смысле слова. Я не хотел оставаться в таких условиях, хотел пробиться куда-то дальше. Когда такая неразбериха в клубе, ничем хорошим это не заканчивается. Но хочу сказать, что коллектив был отличным.

– Сегодня вы один из опытных игроков команды. Помогаете молодым игрокам советами?

– Стараюсь ребятам не пихать. Да и к тому же в команде есть более опытные ребята, которые могут сказать своё слово. Я могу где-то помочь, подсказать – это не проблема.

фото: fcnh.ru

– Вы доносите свои мысли спокойно в раздевалке или уже на поле можете прикрикнуть?

– Я в принципе спокойный человек. Сейчас до молодёжи достучаться намного тяжелее – старших уже не слушают, как было на старте моей карьеры в «Локомотиве». Я как раз застал времена дубля, а не молодёжки, где могли выступать игроки из главной команды. Пихача не было, но жёстко высказать могли и воспринимали это нормально. В ульяновской «Волге» тоже это почувствовал на себе. Старшие подсказывают – ты как молодой и неопытный прислушивайся. Своё незнание, неумение или неопытность нужно компенсировать физической работой на поле, отрабатывать за себя и за старшего товарища. Внутри меня тоже был протест: «Да что они могут сказать, чего не знаю я!». Со временем это проходит и главный совет, который я для себя вынес – это работать. Пусть кому-то где-то везёт больше, но нужно работать над собой и не останавливаться.

Последние новости



Турнирная таблица

Подробнее

Прошедшие матчи

Все матчи
СКА-Хабаровск
0 : 1
Нефтехимик
Нижнекамск
Стадион «Кировец» / Санкт-Петербург / 07.04.2024
Нефтехимик
Нижнекамск
1 : 1
Акрон
Тольятти
Стадион «Нефтехимик» / 31.03.2024
Химки
Московская область
1 : 3
Нефтехимик
Нижнекамск
Стадион «Арена Химки» / 18.03.2024

Награды и титулы

МЫ ВКонтакте!