Юрий Уткульбаев: «У «Нефтехимика» нет особых ресурсов для усиления»

13.01.2017
255

Новый главный тренер «Нефтехимика» в интервью «БИЗНЕС Online» отметил, что в Нижнекамске будут уповать только на самих себя.
www.auto-nim.ru

«У «НЕФТЕХИМИКА» НЕТ ОСОБЫХ РЕСУРСОВ ДЛЯ УСИЛЕНИЯ»

10 января нижнекамский «Нефтехимик» во главе с новым тренерским штабом отправился на предсезонный сбор в Турцию. С этой темы и началась беседа.

– Юрий Анварович, большинство новостей, поступающих из Турции, связано с терактами. Не опасаетесь?

– Я считаю, что происходящее рассчитано на дестабилизацию обстановки в регионе. Мы такое уже проходили в Актобе, когда некая группа противников власти пыталась «навести шороху» в городе. Но жизнь продолжается. Если обращать внимание на негативные новости, то выяснится, что и самолёты падают, и поезда сходят с рельсов. Всё это наводит на мысль, что самое безопасное – сидеть дома. Но ведь и дома взрывают, и подъезды рушатся. Мы на все эти негативные новости не будем обращать внимание, нам необходимо решать свои задачи. А Турция по соотношению «цены и качества» лучше всего поможет нам в этом. Надеюсь, что в курортном регионе всё будет как всегда спокойно. Тем более, мы не обираемся никуда выходить из отеля, поскольку живем и тренируемся на его территории.

Наш сбор пройдёт до 23 января. В нём будет использован тот состав, который был у команды до нашего прихода. А уже на сборе разберемся с тем, что из себя представляют эти игроки. Там у нас запланировано две игры – 19 и 22 января. Там и решим, с кем нам дальше идти, как играть. Но основные надежды я связываю с теми, кто уже есть в команде.

– В «Нефтехимик» вы пришли вместе со своим штабом.

– Да, это было оговорено при общении с руководством клуба. Взяться за выполнение задачи – оставить команду в ФНЛ – в одиночку я не мог. Поэтому со мной пришли люди, которым знакомы все необходимые требования, и фронт предполагаемой работы: Константин Деменко, Сергей Козко и Олег Нечаев. Не будет только австрийца Вольфганга Шрибла, который работал с нами в Актобе. У нас просто нет таких финансов, чтобы заманить Вольфганга в Нижнекамск. Это высокооплачиваемый специалист, который сейчас нашел работу на родине.

– Кого уже знали из состава до прихода в команду?

– С Русланом Галиакберовым мы работали в «Рубине-2», знаю и воспитанника казанского футбола Наиля Замалиева. Естественно, знаком с теми, кто был ранее в «Рубине», плюс Вячеслав Чадов приезжал к нам на просмотр в дубль «Рубина», но это было достаточно давно. Нельзя сказать, что мы сейчас стремимся поменять состав команды и набрать новичков. У нас нет особых ресурсов для усиления, в заявке всего семь свободных мест. Но несколько позиций усилить, видимо, придётся. Очень тяжело приглашать сильных новичков в нынешней ситуации, когда перед тобой полгода, в течение которых необходимо выполнить задачу по продлению прописки в ФНЛ.

«В ФНЛ ВЫДЕЛЯЮТСЯ ТОЛЬКО «ДИНАМО» И «ТОСНО»

– Насколько реально «Нефтехимику» удержаться в ФНЛ?

– Тяжело сказать, что будет дальше, но мы должны приложить все усилия, чтобы решить эту задачу. Для этого нам необходимо, я считаю, нацеливаться на поиск своей игры, на достижение результата в каждом матче. Мы, со своей стороны, сделаем для этого всё возможное. Честно говоря, я, работая в «Актобе», не имел возможности смотреть за нынешним состоянием дел в ФНЛ. После назначения в «Нефтехимик» я просмотрел несколько игр команды, но этого недостаточно, чтобы делать далеко идущие выводы по уровню турнира. Тем более, во время этих просмотров, я делал упор на свою команду.

Если говорить о соперниках, то все участники ФНЛ по уровню приблизительно равны. Разве что московское «Динамо» и «Тосно» чуть выделяются по качеству футболистов, а «Спартак-2» выделяется стилистически. Там играют воспитанники одной школы, давно знающие друг друга, и взаимодействие у них очень отлажено.

– Два неудачника прошлогодней премьер-лиги сейчас находятся в подвале ФНЛ. «Мордовия» стоит на вылет, «Кубань» отделяет от зоны вылета всего одно место. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Скорее всего, там произошли изменения в составах, когда игроки уровня премьер-лиги покинули эти команды. А создать боеспособный коллектив за летний период, который разделяет один чемпионат от другого, не всем удаётся. Менеджерам столичного «Динамо» это оказалось под силу, перечисленным вами командам – нет. Тем более, условия проведения чемпионатов отличаются, тех же перелётов значительно больше. Помимо этого надо учитывать финансовое состояние клубов. Есть команды, где зарплаты не платят по пять-шесть месяцев.

Олег Нечаев (справа) также перешел из казахстанской команды в Нижнекамск

– Продолжая тему финансов. Возможно какие-то проблемные клубы могут не доиграть чемпионат и тогда задача «Нефтехимика» облегчится.

«СИСТЕМА «ВЕСНА-ОСЕНЬ» БОЛЬШЕ ПОДХОДИТ РОССИИ»

– Как и в плане игры, хотели бы надеяться только на самих себя. А там – война план покажет. Здесь я хочу заметить, что в этом плане у «Нефтехимика» всё стабильно. Команда не имеет долгов по зарплате, я думаю, что этим надо дорожить. Что касается финансовой ситуации в других командах, то, как я понимаю, жизнь заставляет отходить от бюджетного финансирования, такое направление задал президент страны. Во всяком случае, я слышал об этом, работая в Казахстане.

Думаю, если бы у нас было строже построен процесс лицензирования профессиональных клубов, то многие из них могли не начать даже нынешний чемпионат, поскольку имели долги по прошлым годам. Возможно, после таких финансовых потрясений произойдёт определённая чистка в российском футболе. Пусть это будет выглядеть грубовато, но станет понятно, в каких регионах бизнес и местная власть способны содержать профессиональные клубы. Но в нашем случае надеяться на то, что кто-то не доживёт до конца чемпионата, я бы не стал. Как и на то, что кто-то не пожелает выходить в ФНЛ из второго дивизиона. В этом плане показательны судьбы прошлогодних неудачников первого дивизиона – «Балтики» из Калининграда и красноярского «Енисея». Он вылетали из ФНЛ по итогам сезона, но остались в лиге по разным причинам. «Балтике» это не помогло, она опять стоит на вылет, а вот в Красноярске задумались над тем, как произвести изменения, необходимые клубу, и «Енисей» сейчас выглядит конкурентоспособным.

– Лет 10-15 назад победитель второго по силе дивизиона постоянно наводили шороху в элите. Саратовский «Сокол» даже выиграл первый круг, «Рубин» стал бронзовым призёром, «Анжи» финишировал четвёртым. Сейчас же победители ФНЛ поднимаются наверх с одной задачей – не вылететь обратно. С чем, на ваш взгляд, связаны эти изменения?

– Я считаю, что во многом из-за перехода на систему розыгрыша чемпионата «осень-весна». За летний период просто невозможно собрать качественно иной коллектив, который мог бы оказывать конкуренцию старожилам премьер-лиги. Добрать сильных легионеров, которых в ФНЛ не так много. Поэтому новички вынуждены ввязываться в бой силами прошлогоднего состава, в котором не все соответствуют уровню премьер-лиги.

По моему мнению, предыдущая система розыгрыша более подходила для футбольной России. Не только из-за названных уже причин. И зрительский интерес к осенним матчам был выше, чем сейчас, поскольку тогда эти матчи были решающими. И поля были получше, даже когда мы заканчивали чемпионат в начале ноября, но они к тому времени были устоявшимися, лучше, чем сейчас в марте. Да и летом играть в футбол всяко комфортнее и футболистам, и болельщикам, которые сейчас вынуждены пропускать половину лета, поскольку футбола там нет. Эти изменения произошли в угоду тому небольшому количеству клубов, которые играют в еврокубках. При этом не учли мнения клубов КФК, второго дивизиона, которым становится сложнее подниматься классом выше, а потом там играть. К примеру, в Казахстане играют по системе «весна-осень», и это всех вполне устраивает.

«АРШАВИН ПОМУДРЕЛ И ПОМОГ БЫ ЛЮБОЙ КОМАНДЕ РФПЛ»

На фото Сергей Козко

– Даже если бы я о нём забыл, мне постоянно о нем напоминали. Но надо отметить, что финал состоялся достаточно давно, пять лет назад, и в составе «Актобе» не осталось ни одного участника того финала. Из-за этого к нам в Казахстане подходили отдельные болельщики, благодарили за ту победу «Рубина», говоря, что надо было обыграть ту «сытую» команду. Может, имелось в виду, что та команда всех обыгрывала в Казахстане, победы чуть приелись, и после той встряски они снова взбодрились.

– При вашем устройстве на работу в Казахстане, всплыли воспоминания о финале Кубка Содружества-2010, в котором «Рубин» одолел «Актобе» со счетом 5:2?

Лично у меня от того Кубка Содружества остались приятные впечатления. Обидно, что сейчас нет того формата турнира, к которому мы привыкли за 20 лет. Он помогал представителям бывшего Союза поддерживать связи, наработанные за то время, когда мы были единой страной. Сейчас эти связи чуть-чуть утеряны, нет возможности еще где-то собраться вместе, вспомнить прошлое.

– А нынешний чемпионат Казахстана можно сравнить с уровнем российской премьер-лиги?

– У большинства лидеров казахстанского чемпионата есть хорошее финансирование, что позволяет приглашать в клубы достойных легионеров. Те же команды первой шестерки чемпионата Казахстана приглашают легионеров, которые не затерялись бы в чемпионате России. Пусть не из числа лидеров, но из второй половины, это уж точно. Следовательно, лидеры казахстанского футбола могли бы занимать места во второй восьмёрке нашей премьер-лиги. А «Астана» и «Кайрат» могли бы побороться и за призы, и за выход в еврокубки. В чемпионате Казахстана у них всё-таки есть ощущение превосходства над остальными, и это мешает концентрироваться на каждый матч, чтобы выдавать свой максимум.

– Андрей Аршавин, несмотря на некоторый скепсис в его отношении, влился в состав «Кайрата», став одним из лидеров местного чемпионата.

– Поначалу ему было непросто перестроиться под местные реалии. Ему не хватало физических кондиций. Но сейчас я считаю его лучшим игроком чемпионата Казахстана. По таланту, по мысли, по техническому исполнению – это сильнейший игрок. Он, может быть, не делает большой объем оборонительной работы, так этим качеством Аршавин и в России не отличался. Зато он может вытащить матч, как делал в противостоянии с нами. Мы дома выдали очень хорошую игру с «Кайратом», владели преимуществом, создавали моменты, а Аршавин в одном эпизоде «исполнил», и мы уже не смогли спасти матч. Считаю, что он помудрел, и в своем нынешнем состоянии помог бы любой команде российской премьер-лиги.

«В КАЗАХСТАНЕ ИГРОКИ ПОЛУЧАЛИ ПО 5 ТЫС. ДОЛЛАРОВ В МЕСЯЦ»

– Сколько вам остались должны в «Актобе»?

– Из нашего тренерского штаба кому-то должны за месяц, кому-то – за два. Судя по всему, там и не собираются эти задолженности погашать. Это подход отдельных клубных руководителей, которые таким образом пытаются либо сэкономить деньги, либо наказать своих подчинённых. Есть проблемы и у профсоюза футболистов с клубами. Нас предупреждали, что такие ситуации возможны. Когда мы только приступили к работе в клубе, то начали с того, что выплачивали прошлые долги бывшим футболистам. Буквально перед нашим приходом из клуба было отчислено порядка 18 футболистов. Причем, на выплаты долга ушла четверть годового бюджета. В Казахстане для решения таких проблем также существуют и КДК, и палата споров. Будем туда обращаться, для этой цели мы наняли юриста, который займётся решением наших проблем. Если не получится решить на месте, будет подавать жалобу в УЕФА.

– А каким образом установились связи между футбольным Татарстаном и Казахстаном, и останутся ли они в будущем?

– На самом деле, это была личная инициатива предыдущего руководителя «Актобе» Дмитрия Васильева. На тот момент, когда у руля «Рубина» стояло прежнее руководство, Васильев возглавлял «Жетысу» из Талды-Коргана. Руководство двух клубов договорилось о товарищеском матче. А когда казахстанцы приехали в Казань, то в «Рубине» сменился главный тренер, вместо Рината Билялетдинова пришел Валерий Чалый, который категорически отверг вариант такого матча. В итоге дублю предложили сыграть вместо основы, и во время матча мы познакомились с Васильевым. Там еще были мои консультации по поводу того, кто из игроков нашего дубля мог бы пополнить состав «Жетысу» для выступлений в чемпионате Казахстана. Они тогда выбрали четверых. Когда Васильев перешел на работу в «Актобе», ознакомился с ситуацией, которая диктовала ему набрать команду при минимальном бюджете, то он предложил нам приняться за работу над созданием команды практически с нуля. И с этой задачей мы справились.

– Судя по голым цифрам, болельщик может упрекнуть вас в шаге назад. Были третьими в чемпионате, сейчас финишировали на шестом месте. Были участниками Лиги Европы, сейчас в еврокубки не попали. Почему?

– Изначально перед нами поставил задачу – попасть в четвёрку. При этом бюджет вообще предполагал место в низу турнирной таблицы. У нас футболисты в среднем получали по пять тысяч долларов в месяц, за парой исключений. Дали бы больше финансов, мы бы пригласили более сильных легионеров. Я понимаю разочарование болельщиков команды, особенно, после того, как клуб покинули многолетние игроки основы.

– Среди них был и воспитанник «Рубина» Марат Хайруллин…

– Да, я встречался с ним перед моим назначением. Объяснял, что мы просто не можем себе позволить выплачивать ему положенную зарплату, которую в новых реалиях надо было уменьшить в десять раз.

– Но, после вашего ухода, Хайруллин вернулся в «Актобе».

– Следовательно, у нового клубного руководства нашлись необходимые для его возвращения средства. Либо он умерил свои финансовые аппетиты. Возвращаясь к итогам нашего выступления, я считаю, что мы в имеющихся условиях отработали хорошо.

– Казахстанские спортсмены и команды во всех соревнованиях выступают на азиатском континенте. И в футболе так раньше было, но сейчас страна играет в турнирах под эгидой УЕФА.

– Думаю, что и отборочные матчи предстоящего чемпионата мира 2018 показывают, что уровень европейского футбола пока выше, чем в Казахстане. Но это решение было принято федерацией футбола, наверняка на нём настаивали местные клубы, ощущая, что уровень интереса к футболу в Европе, выше, чем в Азии. Какие-то результаты есть. Та же «Астана» в прошлом году успешно дебютировала в Лиге чемпионов, а сейчас уверенно держится на уровне Лиги Европы. Если будет стабильное финансирование, если будут вкладываться в развитие инфраструктуры, то уровень футбола в Казахстане, как сборной, так и клубного футбола, должны повыситься.

– Когда развалился Союз, в Федерации футбола Казахстана приняли правило в регламенте, согласно которому в составе каждой команды должны были играть не менее двух футболистов коренной нации. Поскольку казахи при СССР в футбол практически не играли.

– Сейчас такого правила точно нет. Есть лимит в клубном футболе, когда на поле разрешается выходить одновременно шестерым иностранцам, и пятерым местным футболистам. И из имеющегося количества местных, формируют сборную страны. Понятно, что на местах существует несколько ревностное отношение к составам команд, хочется, чтобы они формировались на основе своих спортсменов, но нация особой роли не играет. Разве что местные болельщики более яро поддерживают игроков титульной нации. Детские школы открываются, строятся футбольные манежи, думаю, со временем, там смогут сформировать чисто свою сборную.

«Я СВАЛИЛСЯ НА ЗНАРКА, КАК МЕТЕОРИТ НА ГОЛОВУ»

– Мало что известно известно о вашей игровой карьере. Вы начинали в школе «Рубина».

– Да, мы тренировались по 1969 году рождения с Ниязом Акбаровым, Димой Благовым, потом к нам присоединился Александр Татаркин. Я ушел из «Рубина», кода там организовался футбольный спецклас, и всех собирали в одну школу. С этим я был категорически не согласен, переходить туда из родной школы не собирался. В итоге я перешел в спортшколу «Тасмы», она была ближе к дому. После школы я поступил в институт в Челнах, оттуда же ушел в армию, и футбол на какое-то время ушел из жизни. А вернулся в футбол я буквально чудом. На просмотр в Миасс поехало несколько знакомых ребят, к которым я, что называется «сел на хвост». Я попал в местное «Торпедо».

– И один из сезонов вы провели под руководством Валерия Знарка, отца нынешнего тренера сборной России по хоккею Олега Знарка. Яблоко от яблони не далеко укатилось?

– Я не знаком с Олегом Валерьевичем, поэтому сравнить не могу. Что касается его отца, то он запомнился, как тренер старой советской формации, очень жесткий, любящий дисциплину. Ему всё было нипочем. Помню, как мы полетели на сборы в Душанбе в 90-е годы. Тогда республику охватили межнациональные волнения, демонстрации. Стёкла все повыбивали в домах на главной площади города. Одним словом, ужас. На что Валерий Петрович говорит: «Ничего не знаю. Вперёд, в автобус, едем на товарищескую игру». Спасибо ему, за то, что дал мне возможность заиграть, хотя он и не приглашал меня в команду, я, можно сказать, свалился ему, как снег на голову. Или как метеорит, что там тоже бывало.

Вернувшись в Татарстан, я получил приглашение из Нижнекамска. На тот момент я был уже женат, супруга у меня из Челнов. Морозов дал нам однокомнатную квартиру в малосемейном общежитии, что стало серьёзным плюсом при выборе команды. В итоге я проиграл в Нижнекамске два года, одни из самых лучших в моей карьере, в одном из самых лучших коллективов. Единственный минус заключался в том, что мы, своими успехами невольно поспособствовали тому, что пострадал «Рубин». Мы остались в первой лиге, а казанцы упали во вторую и едва не прекратили существование, как профессиональный коллектив. Самому же мне потом пришлось поучаствовать в том, чтобы вытаскивать команду обратно в элиту.

«САРЫЧЕВ ПОСТАВИЛ ПЕРЕД РУКОВОДСТВОМ ВОПРОС РЕБРОМ: «ИЛИ Я, ИЛИ УТКУЛЬБАЕВ!»

– Другой командой, из-за которой «Рубин» оказался во второй лиге, после сезона 1993 года, оказался ярославский «Шинник», которым руководил Игорь Волчок.

– И он затем поучаствовал в том, чтобы вернуть «Рубин» в элиту. Я с удовольствием читал его воспоминания, как за ним приехал в аэропорт Олег Голов, начальник команды, и они оттуда возвращались в маленькой «Окушке», причем, Игорю Семёновичу приходилось одной рукой поддерживать дверь, которая в автомобиле не запиралась. К сожалению, в прошлом году Волчок ушел из жизни. Пусть земля ему будет пухом.

Сейчас эти воспоминания вызывают улыбку, но были времена, когда нас в «Рубине» не кормили на выезде и выдавали деньги на еду. Такие, что на них могли купить только бутылку кефира. В итоге, покупали дешевые сосиски, варили их в стаканах, так и выживали. Я еще, по сравнению с другими, находился в привилегированном положении, поскольку поиграл в Нижнекамске, потом сезон провёл в Тобольске, где имел возможность подзаработать, а потом жить на эти накопления. А молодым ребятам было совсем туго.

– Почему покинули Нижнекамск?

– Туда пришел главным тренером Геннадий Сарычев. У нас с ним не сложились отношения, может быть потому, что я был излишне уверенным в себе голкипером, считал, что обязан быть первым вратарём в команде. У Сарычева на этот счет было своё мнение. И за день до заявки на чемпионат первой лиги, он освободил меня из команды, поставив перед руководством клуба вопрос ребром «Либо я, либо Уткульбаев!». Быстро найти команду я не смог, но тут повезло, что в нашей гостинице находилась команда из Тобольска. Тогда же не было ни агентов, ни селекционных служб, чтобы кто-то мог помочь в поисках команды. Всё происходило либо по знакомству, либо было делом случая, как у меня. У нас там собралась очень неплохая дружина, под руководством опытного наставника Рудольфа Атамаляна. Он собрал команду-«бомбу», особенно, с точки зрения второй лиги чемпионата России. Экс-кайратовец Алексей Ильин, Евгений Сидоров из московского «Спартака», местные звёзды сибирско-алтайского футбола Евгений Зарва, Равиль Умяров, братья Яркины, молодой тогда еще Сергей Торопов. Но, в целом, опытных, поигравших было большинство. Всем было около 30 лет и больше. У нас тот же Сидоров считался играющим тренером, но вся команда состояла из взрослых людей, поэтому уговаривать кого-то особо не приходилось. Все и сами понимали, что футболом зарабатывают себе на жизнь.

Очень приятно вспоминать про эту команду, хотя, так я могу сказать практически о каждом из коллективов, в котором я поиграл. Мне везло и на людей, и на взаимоотношения, и на то, что нигде не обманывали с деньгами. Даже шутили, что, если Уткульбаев куда-то идёт, значит, там с деньгами не обманут. А в завершении футбольной карьеры у меня был «Рубин». Причем, я сам пришел тогда к Голову со словами: «Берите меня в команду». Он поначалу удивился, сказал: «У тебя, наверное, зарплата большая. Мы не потянем». Не торгуясь, согласился на то, что смогли дать. Тренером поначалу был Алексей Семёнов, потом приехал Волчок. Думаю, что многие наслышаны о тех годах, про которые вполне заслуженно вспоминается только хорошее. Мы делили вместе и горести, и радости. С нами были верные болельщики, двое из которых постоянно ездили с нами на выездные игры, на задних сиденьях клубного автобуса. А потом стали работать в клубе – юрист Константин Иванов и пресс-атташе Максим Лопухов. Команда была собрана, в целом, из местных ребят. Этому очень много внимания уделяли и Волчок, и наш куратор, тогдашний мэр Казани Камиль Исхаков.

Поделиться: